Турции не до Крыма

В ходе информвойн, развернувшихся на просторах интернета, при обсуждении ситуации в Крыму часто звучит слово “Турция”. Звучит иногда угражающе, иногда осторожно, иногда многозначительно. Как известно, референдум, не признаваемый Киевом и Западом, но признаваемой Москвой, состоялся вчера. По официальным данным, подавляющее большинство принявших в нем участие крымчан, высказались за возврат в пре-предыдущее (до Украины и Украинской ССР) лоно России. Многих волнует позиция пре-пре-предыдущего лона — Турции по Крыму в случае обострения ситуации.

Если говорить вкратце — несмотря на то, что обычные турки сильно переживают за крымских татар, нынешнему руководству Турции совершенно не до Крыма. Если чуть раскрыть суть дела, то она в следующем.

Первое и самое главное — у турецкого правительства настолько серьезные проблемы с легитимностью после коррупционного скандала 17 декабря, что лишние проблемы им не нужны. Особенно в преддверии муниципальных выборов 30 марта, которые могут стать для Эрдогана катастрофой и началом конца единоличного правления Партии справедливости и развития (ПСР).

Второе, не менее важное — отношения с Россией Эрдоган портить не собирается.

А) Турция примерно на 60% зависит от российского газа, в прошлом году Газпром поставил туда 26,7 млрд кубометров газа. Переключение на другие источники, например, Иран будет непростым и дорогим.

Б) В 2013 году Турцию посетили 4,2 млн российских туристов.

В) Россия — самый большой торговый партнер Турции, с нами соперничает только Германия.

Г) Реджепа Тайипа Эрдогана и Владимира Путина связывают личные дружеские отношения. А турецкая ПСР, судя по ее динамике движения, тщательно изучает модель “Единой России” как образец для подражания.

Д) Несмотря на разницу в, по крайней мере, официальных взглядах на сирийскую проблему, турецкое правительство и специалисты по внешней политике давно поняли, что Сирия является самым большим провалом во внешней политике Турции и вторая Сирия им не нужна. Тем более что Россия в сирийском конфликте напрямую не участвует, а в Крыму — будет.

Третий фактор — Эрдоган и его советники, сосредоточившие власть в своих руках, имеют исламистское воспитание, и для них гораздо важнее их “братья-мусульмане” в Египте, Катаре, Кувейте, Палестине, Сирии, Тунисе, или даже иранцы, чем какие-то там тюрки или крымские татары.

Четвертое — Эскишехир, где проживает множество крымских татар, всегда “прокатывал” ПСР, ни разу не выбрав “их” мэра. Эрдоган на выступлении 7 марта 2014 года в этом городе, собрал народ на улице, не на площади, иначе, скорее всего, нельзя было бы показать картинку митинга, где “яблоку негде упасть”. Вся политика ПСР показывает — не “своим” они всегда включают “красный свет”, мешают с дотациями, бюджетами и т.д. Это такие города как Анталья, Адана, Измир и т.д. Что уж говорить о войне “за народ, который их не выбирает”.

И в-пятых, собственно само правительство и близкие им круги в своих выступлениях и заявлениях дали понять — ничего особенного делать они не будут. Майдан осуждается: Эрдоганом в разговоре с Путиным, Мевлютом Чавушоглу, министром по делам ЕС, Вагуром Маммадризой, зам.директора околоправительственного фонда IHH. Крымским татарам дается риторическая поддержка со стороны МИД — Ахмета Давутоглу, однако четкая позиция не высказывается. Нужно учитывать, что Эрдоган принимает решения чаще единолично, в узком кругу советников, поэтому без его подтверждения ни одно заявление нельзя воспринимать как истину в последней инстанции. Самые большие обещания даются на митингах, и что мы слышим от первого лица Турции по поводу крымских татар? “Так же, как мы вас не оставляли в одиночестве в прошлом, мы не оставим вас и в будущем”, — говорит Эрдоган. То есть — изменений во внешней политической позиции не ждите. Да, государство и турецкие общественные организации помогают татарам, строят мечети, выделяют гранты и т.д. Однако серьезных политических шагов для улучшения ситуации за все 11-12 лет правления ПСР сделано не было.

Таким образом, Турция никаких резких шагов предпринимать не будет, ей не до этого. Да и особого желания у лиц, принимающих решения, нет. Максимум, Турция присоединится к экономическим санкциям, и то это не факт. Опыт с Ираном показывает, что на западном эмбарго многие лица во власти неплохо наживаются лично. Если же начнутся, не приведи Бог, военные действия с участием НАТО, то Турция, скорее всего, займет позицию пассивного помощника странам блока, давая России понять, что делает это нехотя, через силу.

Возможна ли все же ситуация, когда Турция начнет предпринимать активные действия? По-моему, это возможно со стороны Турции только в одном случае — если “хвост начнет вилять собакой» в другую сторону. Поскольку Эрдогану, постоянно использующему данную стратегию, не удалось сменить коррупционную повестку дня перед выборами, назначив в качестве козла отпущения движение “Хизмет”, он может сменить тактику и выбрать другого, внешнего врага, в этот раз — Россию, для того чтобы постараться отвлечь внимание от преступной деятельности правящей верхушки и консолидировать нацию перед лицом войны. Ведь впереди еще президентские и парламентские выборы. Но тогда у них появится множество других проблем, которые могут вообще разрушить страну — от роста стоимости на газ или его отключения до возможного коллапса экономики, с которой в последние два-три года и так есть серьезные проблемы: динамика роста ВВП сильно упала, внешний долг вырос. Не говоря уже о том, что войну можно просто проиграть.

Comments are closed.