Ильшат Саетов: «Турция занимает оборонительную позицию»

Вот уже шесть последних месяцев новостные ленты информагентств не перестают пестреть сообщениями, так или иначе связанными с организацией, которая ныне именуется «Исламским государством». Своим стремительным продвижением последователи самопровозглашенного халифа Абу Бакра аль-Багдади сумели устроить настоящий хаос на всем региональном пространстве, которое и без того было в значительной степени дестабилизировано из-за событий «арабской весны». В непростом положении оказалась Турция, власти которой до недавних пор имели немалые геополитические амбиции касательно всего ближневосточного региона.

Месяц назад парламент Турции дал добро на проведение наземной военной операции, направленной против боевиков в Сирии и Ираке. Однако с тех пор дальше развертывания войск на турецкой стороне границы с Сирией дело так и не дошло. Политические комментаторы делают свое дело, и вот уже появляются статьи, в которых положение Турции на внешнеполитической арене оценивается как крайне неубедительное, поскольку политическое руководство страны оказалось заложником непростой ситуации, виновником которой стало оно же само.

Корреспондент портала IslamReview обратился к эксперту в области турецкой политики, кандидату политических наук, директору Российско-турецкого научного центра Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы им. М.И. Рудомино Ильшату Саетову с просьбой разъяснить ситуацию, в которой оказалась Турция.

На взгляд эксперта, в целом пассивное поведение турецкого правительства в отношении «Исламского государства» объясняется комплексом различных факторов, выделить в котором какой-то единственный в качестве доминирующего невозможно. Турция изначально взяла курс на спонсирование всех оппозиционных Башару Асаду сил. Были в их числе и группировки, которые впоследствии образовали организацию «Исламское государство Ирака и Леванта». Ильшат Саетов не исключает и того, что в составе нынешней политической элиты Турции есть люди, если не разделяющие идеологию, то по крайней мере относящиеся к ней сочувственно и смотрящие на ИГ как на силу, которая может сотрудничать с Турцией. «Не зря периодически иракские туркмены, например, заявляют о пойманных сотрудниках турецкой разведки, идущих вместе с ИГИЛ… Ну и не надо забывать о 49 заложниках-турках, которых ИГИЛ долго держало в плену и отпустило неизвестно на каких условиях».

Однако рассматривать взаимоотношения Турецкой Республики и «Исламского государства» вне существующего контекста мировой политики, а также особенностей внутриполитического процесса в самой Турции ни в коем случае нельзя, считает эксперт.

«Реальная ситуация намного сложнее, чем представление о том, что какая-то группировка воюет со всеми без разбора. Для Турции проблема курдов в этом отношении выступает в качестве одной из важнейших. Не исключено, что турецкое руководство выжидает, пока две силы – курды в Сирии и боевики «Исламского государства» – просто передерутся друг с другом. С точки зрения национальных интересов, Турцию можно понять. Ведь Рабочая партия Курдистана, близким партнером которой является сирийская курдская Партия демократического единства, была главной террористической угрозой Турции в последние 30 лет, жертвами ее деятельности за этот период стали тысячи турецких граждан».

По мнению Ильшата Саетова, вполне возможно, что турецкие власти хотят, чтобы сирийские курды потерпели окончательное поражение. В этом случае было бы намного легче вести переговорный процесс, который идет уже несколько лет с Рабочей партией Курдистана. Однако и здесь все не так однозначно. Организованные курдами в ответ на бездействия турецких властей теракты после нападения боевиков «Исламского государства» на Кобани показали, что появляются новые лидеры курдского освободительного движения, не подконтрольные сидящему в тюрьме Абдулле Оджалану. Именно с ним турецкие власти ведут переговоры.

Кроме того, нельзя упускать из виду и геополитический аспект проблемы, связанный с отношениями Турции и «Исламского государства». На взгляд эксперта портала IslamReview, с высокой долей вероятности можно утверждать, что Турция координирует свои действия с официальным Вашингтоном. «Возможно, турецкие власти хотят опять встроиться в американский проект Большого Ближнего Востока, если и не центром неоосманской империи, то хотя бы присматривающим от имени США за Курдистаном и «Игилистаном», наряду с пока неназванными образованиями. Но, по всей видимости, США уже не делают однозначную ставку на Турцию в виду явной неспособности нынешнего истэблишмента решать внешнеполитические задачи».

Американцы же, в свою очередь, по большей части бездействуют. Удары, которые наносятся по позициям «Исламского государства» – несерьезные. Очевидно, что никто по настоящему воевать не хочет, однако в медийной сфере идет большая кампания против радикалов. «Это тоже очень странно, – отмечает Ильшат Саетов, – учитывая, что большая часть воюющих в составе «Исламского государства» являются бывшими бойцами саддамовских войск и членами партии БААС, которые обучались и американцами. В настоящий момент в составе экстремистов много людей, прошедших западную подготовку. Поэтому возникает вопрос, насколько Запад честен, когда заявляет о своем отрицательном отношении к ИГ».

В целом, по мнению эксперта, очень сложно сказать, какой будет в дальнейшем внешнеполитическая стратегия Турции. «События в Сирии, а также политический кризис внутри страны, связанный с концентрацией власти в руках Эрдогана и откатом от реформ 2002-2010 гг., привели к потере Турцией своего веса в регионе», – считает Ильшат Саетов. Турецкие власти заняты в настоящий момент не активным проведением какого-то целенаправленного внешнеполитического курса, а решением собственных проблем, среди которых ирако-сирийская и курдская являются одними из важнейших. Также добавилась проблема сирийских и курдских беженцев, число которых перевалило, по некоторым данным, за полтора миллиона человек. Кроме того, внутриполитическая напряженность, связанная с завинчиванием гаек в стране и уменьшением конкуренции, имеет ощутимые негативные экономические последствия. По мнению эксперта, говорить о какой-то внятной стратегии в подобной ситуации очень сложно. В ближайшее время Турция будет выступать не то чтобы активным проводником собственного внешнеполитического курса, а, скорее, будет занимать оборонительную позицию.

Подготовил Айдар Зиннатуллин

islamreview.ru

Comments are closed.