«Алё, Фатих» или Как нынешняя власть в Турции управляет медиа

В Турции страсти в свете коррупционного скандала накалены как никогда. Каждый день в Сеть просачиваются все новые сведения. В целом их можно разделить на два типа. Первый — играющие на руку власти монтаж записей или незаконная прослушка неугодных лиц, которые могут каким-то образом отвлечь внимание публики от коррупционного дела.

Второй тип, к которому миллионы проявляют неподдельный интерес, это легальная прослушка правоохранительными органами лиц, которые так или иначе замешаны в деле 17 декабря. Поскольку правящие элиты в лице премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана и его министров уже сместили со своих должностей более 6000 сотрудников прокуратуры и полиции, дело о коррупции встало. Вероятно те, кто имел доступ к материалам дела и несогласен с тем, чтобы дело замяли, слили информацию хакерам. Те же, под разными эккаунтами (чаще всего они именуются «Haramzade», то есть «Потомки запретного»), публикуют информацию в Сети. Действующие лица — от премьер-министра до бизнесменов, получающих подряды от государства. Действо захватывает дух и особенно ценно для политологов — видна реальная картина управления государством и имуществом. Как делать не нужно, но как делается в реальности.

Расскажу о двух трагикомичных случаях, которые позволяют понять картину в отношении медиа. В частную группу  HaberTurk (газета, ТВ) от правительства был внедрен Фатих Сарач в качестве члена совета директоров,  путем давления через госорганы на фирму — учредителя СМИ. Фатих обеспечивает «связь» с правительством, в основном, через советника Эрдогана по политическим вопросам Ялчына Акдогана, но иногда получает инструкции и напрямую от Реджепа Тайипа.

1) Во время летней поездки в Марокко премьер-министр Турции смотрит HaberTurk и видит «неладное». Напомню, дело происходит в самом разгаре протестов по поводу парка Гези и вообще демократии в Турции (подробнее можете почитать об этом в моей статье в «Газете.ру», я специально ездил проводить там социологическое исследование). «Неладное» заключается в том, что по ТВ выступает лидер оппозиционной националистической партии  MHP, а внизу идут субтитрами его цитаты по поводу того, что Президент Турции Абдуллах Гюль должен вмешаться и исправить ситуацию (которую премьер тогда лично разжигал своими жесткими речами и высказываниями). Эрдоган звонит Фатиху и говорит, мол, что это за фигня. Фатих берет под козырек и перезванивая ответственным лицам на телевидении, моментально убирает эти субтитры. После обнародования этого случая вся общественность называет нынешнюю модель управления медиа «Алё, Фатих».

2) Эрдоган в марте 2012 года видит «неладное» в результатах опроса фирмы Konsensus (кстати, одни из самых точных, часто совпадают с результатами выборов). Опять та же  MHP, по его мнению, набирает слишком много голосов. И через своего сына Биляла доводит до «связного» Фатиха Сарача свое недовольство. Тот звонит глав.реду HaberTurk Фатиху Алтайлы и просит перекинуть голоса в сторону курдской BDP, часто ассоциируемой с террористами из Рабочей партии Курдистана.

Комментарии, думаю, излишни. Скажу только, что ограничения на интернет, о которых я писал, несомненно, направлены и против того, чтобы любой мог зайти в Сеть и послушать разговор премьер-министра с его «связными». Вторую запись Юсуф Халачоглу, депутат турецкого парламента от MHP, во время слушаний этого закона, дал послушать всему Меджлису, включив ее на своем планшете и приблизив к микрофону.

Блог на «Эхе» 

Comments are closed.